"Қазақ қазақпен  қазақша сөйлессін". Н.Ә.Назарбаев

 

Изучить казахский легко

Автор 

В ходе многочисленных дискуссий о языковой проблеме в Казахстане  не так  часто приходится слышать о конкретных проектах, которые могли бы сделать  изучение казахского языка привлекательным и доступным. Создатели тренинга «Кобланды» - наизусть» утверждают, что для этих целей можно с большой эффективностью использовать эпические произведения. Изучение его поэтических строк, предоставляющих  обширный объем знаний о традиционной культуре, позволяют значительно усовершенствовать знания казахского языка. 

В настоящее время искусствоведом Земфирой Ержан и философом Зирой Наурызбаевой подготовлено к печати учебно-методическое пособие, посвященное тремстам строкам эпоса  «Кобланды батыр». Оно содержит общий и культурологический комментарии, подстрочные переводы, задания для самопроверки. Предлагаем нашим читателям познакомиться с одним из отрывков этой книги.  

Пособие для изучающих текст героического эпоса  «Кобланды батыр» в рамках проекта «Кобланды» - наизусть» 

Порядковый номер урока - 5 

Тема – Встреча с Кызыл ером (195 – 251 строки)

 Общий комментарий 

Для знакомства с лучшими творениями национальной литературы (к коим, в первую очередь, относится эпос), значительной части казахов сегодня  требуются эшелоны книжных знаний: помощь специалистов самого разного уровня,  толстые словари, энциклопедии. Такова реальность – какие бы эмоции мы ни испытывали по этому поводу. Можно ли разглядеть в том какие-то свои, специфические, плюсы? – Вообще-то, да.  

Когда твой родной язык «уходит» из повседневного обихода, а тебе вдруг выпадает шанс прикоснуться к его живой плоти, то такая встреча способна подарить замечательные открытия и ощущения.  У всякого новичка есть единственное преимущество, но именно ему  можно позавидовать. -  Это свежесть восприятия текста. 

Порой именно неофиту с особой щедростью  открывается великая, креативная сила слова, совершенство родной речи, которые легко и органично создают, прямо-таки конструируют, многие множества гармоничных миров, ситуаций, положений, характеров, мельчайших нюансов. Очевидно, что смысл  знаменитой сентенции - «вначале было слово» - скорее будет понятен тем, кто вновь возвращается к родному языку.  Тем, кому предстоит  оценить разницу между безбрежным океаном накопленного за тысячелетия языкового опыта  и пересыхающим ручейком бытовой речи,  довольствующейся жалким мизером, вроде: «Кал калай? Жаксы?» 

Столь обширное  вступление к уроку представляется уместным сейчас, когда мы одолели  начальный отрезок пути. Строчка за строчкой (возможно, не очень скоро, зато целенаправленно) мы продвигаемся в пространстве эпоса, читая текст,  внимательно вникая в его содержание. 

Пытаясь выстроить диалог с художественным произведением, мы, с одной стороны, с неизменным восхищением наблюдаем за тем, как мастерски преподнесены, описаны   все перипетии повествования. С другой – прилагаем старания для того, чтобы   понять  мотивацию персонажей. 

 Итак, предметом нашего внимания в рамках данного урока является один из наиболее ярких эпизодов эпоса – встреча Кобланды с Кызыл ером. 

Стоит заметить, что в героическом эпосе, вопреки ожиданиям, не так уж и много  батальных сцен. То есть,  их присутствие, конечно же, значительно.  Однако  их  общий удельный вес не идет ни в какое сравнение с количеством сцен, посвященных лирическим переживаниям героев (или их пространным рассуждениям, например, о воинской чести), которых гораздо больше.  

Впрочем, и поединок Кобланды с Кызыл ером не является таковым в чистом виде. Мы причисляем  его к  сражениям, скорее, по инерции. 

Но, давайте рассмотрим все по порядку.  

Помнится, Естемис, приводя доводы и отговаривая Кобланды от поездки к кызылбасам, где-то в конце своего списка предостерегал воспитанника от встречи с великаном Кызыл ером, рост которого составлял  45 пядей*. Кем был Кызыл ер (отвергнутым претендентом на руку Кортки, батыром на службе у Коктим хана, или и тем, и другим), не уточняется, в то же время   его претензии никем не оспариваются.  Прослышав о приготовлениях к свадьбе, он бросает вызов Кобланды. Тот едет и расправляется с врагом, откровенно насмехавшимся  над ним. Кызыл ер находит смерть от своего же собственного аркана, превратившегося в руках молодого батыра в грозное оружие. 

Отрывок  в 56 строк, посвященный этому эпизоду, как в оправу, закольцован упоминанием имени Кортки, главной «виновницы» присходящих событий, и мог бы быть уподоблен, в силу своего совершенства,  драгоценному камню, если бы речь при этом не шла о человеческой трагедии. И потому красота слова здесь - пугающая, заставляющая стынуть кровь в жилах. Отстраненно, емко и лаконично, без единой лишней эмоции, только  констатируя свершившиеся факты, описываются последние минуты жизни Кызыл ера. – Читать и заучивать  эти строки, на самом деле, не так уж и легко... 

Истинный героизм Кобланды в рассматриваемой сцене состоит в том, что он не побоялся  выступить против противника, который многократно превосходил его по силе. Ум, находчивость, решительность, проявленные им при этом, тоже достойны всякой похвалы и  характеризуют его как настоящего героя.

С точки же зрения современной драматургии, история Кобланды и Кызыл ера  выглядит чрезвычайно  привлекательной. Она представляет собой совершенно оригинальный, неожиданно «закрученный» сюжет, построенный на использовании  иронии. Ведь  и Кызыл еру нельзя отказать в остроумии, когда, пытаясь унизить  Кобланды, он предлагает тому побороться со своей ногой!  

Самонадеянный батыр  и не предполагает в тот момент, что  обрекает себя   на верную гибель. Кстати, если сюжет с всадником, который волочит за собой привязанного на аркане врага, можно считать исконно казахским, то самому противостоянию Кобланды и Кызыл ера легко найти аналогии  в мировой литературе.  В первую очередь, вспоминается библейский рассказ о  Давиде и Голиафе.

За исключением некоторых деталей, это фактически одна и та же история. – И юного Давида отговаривают от сражения с могучим Голиафом, и он сражает своего противника не используемым в битвах того времени оружием, а выпущенным из пращи камнем, то есть  выказывая при этом  особую сметливость.  Даже финал расправы над врагом (лишение противника головы) в обоих случаях одинаков. 

Предоставляя  специалистам-компаративистам   размышлять в указанном направлении, вернемся к эпосу. Поскольку скорость нашего продвижения  - от строки к строке ( а не от одной главы – к другой, что, наверное,  является нормой), то мы имеем возможность обстоятельно   рассматривать детали повествования и  строить разного рода предположения вокруг этого. – Например, может вознуть неожиданный вопрос: «Насколько легитимна, приемлема такая история для  казахского традиционного общества, где были строго регламентированы все воинские ритуалы?»  

Автор эпоса выражает свое отношение к Кызыл еру, можно сказать,  исключительно грамматически. –  Однократное употребление единственного  глагола «десіпті», производного от «деді» и переводимого как «сказал де», полностью снижает, «закавычивает»  все, что касается этого персонажа. Однако даже такая , определенно  не дружественная,  авторская позиция  не может быть основанием для того, чтобы лишать его прав, которыми он наделен в этом социуме. В данном контексте для него, очевидно, актуально право сразиться в бою с соперником. 

Как видим,  Кызыл ер не пользуется им, хотя изначально он то ли предполагал , то ли устрашал, говоря, что поединок состоится («Меніменен күресіп,/   Жықса, алар»). Между тем, Кобланды действует в рамках установленных правил. Подъехав к юрте Кызыл ера, он вызывает батыра на поединок («Дауыстап хабар береді».) Противник не отзывается, он проникает внутрь («Жүгіріп үйге енеді») и, строго говоря,   в точности выполняет данное Кызыл ером указание, выступающее как условие сражения («Аяғыммен күрес»). Следовательно,  касаясь  поставленногонами вопроса о корректности действий Кобланды в рамках воинского кодекса чести, то их следует оценить как допустимый прецедент. 

Развертываемая перед нами  история выглядит столь реалистично в части мотивации действующих лиц, их психологических характеристик, что не возникает никаких сомнений в ее достоверности. 

Кобланды же всецело оправдал сказанное о нем ранее: «Жүрегі таймай баланың /Ерлігін кәміл білгізді.»

В заключение, следуя не букве, но духу казахского героического эпоса,  этика которого предполагает уважительное отношение к достойному противнику,  представляется справедливым еще раз бросить взгляд на фигуру Кызыл ера. Одним  ли только олицетворением глупости, спесивости  и самонадеянности останется он в нашей памяти?  Нельзя  исключать и того, что  его поведением подспудно руководил тот же самый кодекс чести, который не позволял соперничать с неравными по силе, к числу которых он отнес юного Кобланды...

Вместе с тем, как  правильно замечено: «Только безумец станет вмешиваться в дела влюбленных!».  Сила притяжения двух сердец столь велика, что без труда сметет любые преграды. Обратимся к тексту. Описывая встречу Кортки и Кобланды, автор использует глаголы «желпініп , жүгіріп, ентігіп», передавая  восторженность, нетерпение, избыток чувств, сопутствующих влюбленности:

« Құртқаға келіп сөйлейді,
 Қөңілі ердің желпініп.
«Сұлтаным не қылды екен», - деп,
 Құртқа сұлу жүгіріп,
 Алдынан шыққан ентігіп...». 

Итак, молодые люди встретились. Или, если следовать мифологическому пласту, просвечивающему в строках  эпоса, то состоялась встреча воплощений солярного и лунного божеств. А Кызыл ер, в отношении традиционно закрепившегося, отрицательного имиджа которого мы предприняли было робкую попытку реабилитации, в мифологической ретроперспективе и вовсе оказался, как это блистательно доказывает в своем исследовании Зира Наурызбаева,  одним из важнейших хтонических образов, причастных к сотворению мира. ** 

Примечания: 

*  Пядь – мера длины, равная расстоянию между концами растянутых пальцев руки,  большого и указательного. 

** Знакомство  с национальным эпосом сегодня – это увлекательнейшее занятие для сердца и ума. Современный читатель может оценить совершенство  эстетической формы, скрупулезную тщательность и остроту ума в  разработке сложной, ничуть не банальной,   интриги произведения.  Но это – только начало, первый шаг, поскольку  реконструкция  мифологического контекста, создаваемая  Зирой Наурызбаевой в ее комментариях,   предоставяет редкую возможность воспринимать художественное произведение этого жанра в его эволюционной динамике, проникая в древнейшие культурные слои, которые принадлежат   уже иному, сакральному пространству. (Полный текст мифологического комментария опубликован на сайте www.otuken.kz.) Из чего следует, что  ни одна из проявленных на «поверхности» повествования деталей не является случайной. Даже  у витого аркана, подвешенного у входа в юрту, не могло быть иного места. – 

221  Алпыс құлаш ала арқан
222  Қызыл ердің ілулі
223  Босағада тұр еді.

Порядковый номер урока - 5 

Тема – Встреча с Кызыл ером (195 – 251 строки )

 

195  Құртқа сынды сұлуды
196  Қобыландыдай батырға
197  Берейін деп жатқанын
198  Қырық бес кез Қызыл ер
199  Хабарын мұның есітті.
200  «Меніменен күресіп,
201   Жықса, алар», - десіпті.
202  «Аты-тонын олжалап,
203  Аман қайтса жарар», - деп,
204  Өзінше желдей есіпті.
205  Бетіне жан қаратпай,
206  Көңілі әбден өсіпті.
207  Бұл сөзді естіп Кобылан:
208  «Артымда жау қалдырман,
209  Берсе құдай несіпті».
210  Мініп алып атына
211  Қызыл ерге келеді,
212  Келіп те сөйлей береді:
213  «Қобыланды келді, шықсын», - деп,
214  Дауыстап хабар береді.
215  Шықпағасын Қызыл ер
216  Жүгіріп үйге енеді.
217  Төсекте жатып Қызыл ер
218  Қобыландыны көреді.
219  «Аяғыммен күрес» - деп,
220  Бір аяғын береді.
221  Алпыс құлаш ала арқан
222  Қызыл ердің ілулі
223  Босағада тұр еді.
224  Іліп алып аяққа,
225  Мініп алып торы атқа,
226   Дүрілдетіп жөнелді.
227 Қызыл ерді сүйретті,
228 Сүйреткі қылып үйретті
229 Ішіне шеңгел тікенге
230 Өкпе-баурын түйретті,
231 Тақымға салып сүйретіп,
232 Қабырғасын күйретті
233 Менсінбеген дұшпанды
234 Ақылын тауып үйретті.
235 Көкбары қылып дұшпанды.
236 Тау мен тасты күңретті.
237 Қорлықпенен өлсін деп,
238 Қызыл ерді еңретті.
239 Тасқа соғып боршалап,
240 Кеудесінен  жан кетті,
241 Домаланды жерге бас.
242 Қобыланды сынды жас бала
243 Істі орнына келтіріп,
244 Құртқаға келіп сөйлейді,
245 Қөңілі ердің желпініп.
246 «Сұлтаным не қылды екен», - деп,
247 Құртқа сұлу жүгіріп,
248 Алдынан шыққан ентігіп,
249 Көктімге хабар береді.
250 Дұшпанынан құтылып,
251 Көңілдері жайланды.

Материал опубликован http://www.altyn-orda.kz/news/kazaxstanskie-novosti/izuchit-kazaxskij-legko/

 

Городская среда

Новые публикации на сайте

Сайт Зиры Наурзбаевой Отукен

Институт языкознания

Статистика посещений

720325
Сегодня
Вся статистика
796
720325

Счетчик joomla
| Joomla