"Қазақ қазақпен  қазақша сөйлессін". Н.Ә.Назарбаев

 

Блицкриг на территорию кино

Автор 

 

Статьи о фильмах «Золотой коллекции казахского кино»

… Итак, положено начало тому, чтобы сделать казахские фильмы общедоступными. Интерес к ним сейчас, быть может, более заметен в среде профессиональной. Хотя отечественные фильмы, созданные в ХХ веке, являются таким же ценным национальным достоянием, как, к примеру, наши природные заповедники или минеральные ресурсы. Ответ же на сакраментальный вопрос: «Когда появится массовый интерес к казахскому кино в широкой зрительской среде?» - в общем- то, очевиден. Произойдет это ровно в тот момент, когда у наших соотечественников возникнет подлинный интерес к своей собственной жизни. А где, как ни в кино (независимо от жанра фильма), проявлены и обстоятельно зафиксированы в мельчайших подробностях реалии твоего нынешнего существования, отражена картина окружающего тебя мира. 

Это случится, когда придет осознание того, что понятие  «исторической преемственности» не является одним только формальным «реверансом» ушедшим поколениям.  Ведь каждому из нас для того, чтобы жить достойно и уважать себя, важно гордиться не только личными заслугами. Такова природа человека – необходимо, чтобы было нечто большее (чем он сам), в связи с чем он мог бы испытывать различные чувства: гордости,  обладания, принадлежности, соучастия. То, что будет дарить вдохновение и давать силы в трудные минуты, поддерживать и избавлять от чувства одиночества. Это – то общее, что объединяет нас как народ. 

Что составляет предмет гордости для каждого казахстанца? Входит ли в это число отечественная культура? Тот же национальный кинематограф? – Не будем грешить против истины. Увы, пока нет. 

Если мы хотим понять себя нынешних, мы должны знать свою историю и культуру. Все, что мы именуем культурным наследием – это богатство, обладать которым может каждый, было бы только желание. Ощущение же связи времен и поколений обязательно  делает человека сильнее, увереннее. Нужно только захотеть однажды поинтересоваться этим, сделать первый шаг навстречу. Например, приобрести диск с отечественным фильмом и постараться понять, что общего у тебя с героями этой картины…

Картины, представленные на sms-голосование, созданы в период с 1930 по 1995 годы, в них отражена история Казахстана от эпохи советской коллективизации и индустриализации до первых лет независимости. В этих лентах запечатлены драматические перипетии классовой революционной борьбы, сражения Великой Отечественной войны, освоение целины и наша недавняя советская действительность. 

Кино, как и другие искусства, всегда ищет ответы на вопросы: «Кто мы, откуда мы, куда идем?» Об этом можно судить даже по названиям представленных фильмов. Большинство из них содержат географические ссылки, прямо или косвенно указывающие на место на карте. Это фильмы – «Мы из Семиречья», «На диком бреге Иртыша», «Там, где цветут эдельвейсы», «У подножия Найзатас», «У заставы «Красные камни», «Там, где горы белые», «Это было в Шугле», «Степные раскаты», «Далеко в горах», «На перевале».

Мотив дороги, столь привычный для степняка – кочевника, проглядывается в названиях фильмов «Дорога в тысячу верст», «Синий маршрут», «Следы уходят за горизонт», «Путешествие в детство», «Гонцы спешат», «Возвращение Ольмеса», «Конечная остановка». О песенном характере казахской культуры, о том, что душа народа сосредоточена в его музыке, свидетельствуют названия фильмов «Песни степей», «Песни Абая», «Крылья песни».

Какие из этих 50-ти картин выдержали проверку временем, какие из них с интересом смотрятся сегодня? История казахского кино – это во многом еще не оцененный по достоинству феномен.

Автору этих строк удалось познакомиться с половиной из представленных на голосование фильмов. Это – те фильмы, что доступны для просмотра в Казахстане на сегодняшний день. Статьи, написанные в относительно короткие сроки, в режиме своеобразного блицкрига, не лишены известной доли субъективности, являясь прежде всего заметками зрителя. Между тем, казахское кино необходимо со всей серьезностью изучать, знать. Оно того заслуживает. Теперь благодаря акции «Золотая коллекция казахского кино» у каждого казахстанца появится такая возможность.   

Беспокойная весна

Если бы на фоне интереса к советской истории у нас, в Казахстане, были сколько-нибудь хорошо развиты современные культурологические дискурсы, цены бы этому фильму не было. В том смысле, конечно, что он стал бы самым популярным, самым цитируемым, самым подробно изученным и детально интерпретированным. Хотите увидеть воочию, как безотказно и слаженно работала советская идеологическая машина; как просто и, на первый взгляд, безыскусно создавались цементирующие, сплачивающие в едином порыве советский народ художественные мифы? – Смотрите фильмы о первоцелинниках. «Беспокойная весна» - один из них.

Целина – важнейший этап казахской истории ХХ века, оказавший большое влияние на становление общеказахстанской ментальности. «Была ли на свете республика, где в голой степи за два года выросло 350 городов и куда приехало полмиллиона людей?!» - звучит с экрана риторический вопрос. Понятно, что он не требует ответа. А если задуматься? Наверняка, на каких-нибудь иных колониальных широтах такое тоже имело место. В Австралии или Америке, например. Но вряд ли при подобном массовом и масштабном освоении новых земель столь же успешно и продуктивно использовалась созидательная энергия патриотического энтузиазма, как это случилось в СССР.

Судя по всему, эта картина создавалась в условиях жесткого временного цейтнота. Существовал важнейший социальный заказ, который требовал художественного воплощения. И появился герой Женя Омега (его роль исполняет очень популярный в те годы актер С.Гурзо), брат-близнец множества симпатичных, очень обаятельных, но частенько безалаберных парней, которые непременно перевоспитываются по ходу фильма в условиях советского рабочего коллектива. Отчего сценарист придумал ему именно такую фамилию? Хотел ли он этим подчеркнуть его фатальное положение в ряду отстающих? Или, быть может, избежал таким образом необходимость обозначать напрямую его национальность, что произошло бы, назови он его Сидоровым, Коваленко или Мееровичем? – Героем картины должен был стать «среднесоветский» типичный персонаж, человек без национальности. Известно лишь, что он – коренной москвич.

Поначалу Омега наблюдает за ходом начала штурма целины как бы со стороны – он много спит и в основном играет на гитаре. Но тут его любимая девушка Ольга уходит к другому. Не сразу, но постепенно, благодаря наставлениям старших товарищей, общей атмосфере целинного энтузиазма и собственной совестливости Омега становится профессиональным трактористом и достойным членом общества.

Советские фильмы 50-х годов интересно рассматривать и в контексте, так сказать, гендерных отношений. Каков был тогда женский идеал? – Как правило, это целеустремленные и работящие девушки, которые наставляют на путь истинный своих непутевых возлюбленных. – Схема, в корне отличная от традиционной, планомерно лишающая отношения между полами необходимого природного баланса и равновесия. Послушать только, как разговаривают девушки со своими друзьями, потенциальными мужьями. «Какой же ты все-таки, Идрис, болван!» - говорит Ольга человеку, в которого влюблена. Омеге от нее достается: «Дурак ты!». Приходится лишь поражаться, что целые женские поколения, воспитанные на подобных матриархальных перекосах, умудрились-таки создать свои собственные семьи.

Но за что можно безо всяких экивоков уважать советское целинное кино – так это высочайшая степень его, как то принято сейчас называть, политкорректности. Дружба народов, взаимопомощь и интерес друг к другу лежат в основе этих картин. В такой большой и многонациональной стране, как СССР, прочное единство разных народов, толерантность были жизненно необходимы. Если в современном Казахстане заслуженно гордятся межнациональным согласием, то, наверное, определенная заслуга в том принадлежит и советскому кино, пропагандировавшему гуманистические идеалы. В «Беспокойной весне» все эти интенции шиты белыми нитками. Ольга связывает свою судьбу с казахом Идрисом (Его роль в фильме исполняет Идрис Ногайбаев.) Он же прокладывает первую борозду на целине. 

Обозначить жанр этого фильма затруднительно. Скорее всего, это специфически советская комедия, попутно выполняющая множество пропагандистских задач. Быть может, просмотр этого фильма в 50-х подвигнул многих поехать на целину, в Казахстан.  

Возвращение Ольмеса

Этот фильм построен подобно тому, как складываются обычно наши воспоминания о детстве. Со временем меняется фокус восприятия произошедших с тобой событий, отчего они невольно обрастают придуманными подробностями и становятся некой легендарной историей. Все плохое забывается, или ему находится оправдание, и потому оно уже не имеет над тобой былой власти. Зато хорошее приобретает дополнительные смыслы и теперь, с расстояния многих лет, только оно и кажется заслуживающим внимания.

Дед Садабек (Касым Жакибаев), воспитывающий трех своих внуков, ждет возвращения с фронтов Второй Мировой сына Ольмеса. Мальчики и не помнят, как выглядит их отец. И дед Садабек вместе с фотографом Шиллером придумывают безобидный трюк: с помощью фотомонтажа они сочиняют новую биографию сильного и смелого Ольмеса, великана двухметрового роста. Все это действует безотказно: если дети не хотят есть, дед тут же рассказывает историю об Ольмесе и каше. Попробуй только не послушаться, авторитет героя Ольмеса абсолютен.

В тыловом ауле течет жизнь, опаленная войной. Приходят похоронки; все сдают кровь для фронта; потерявшие сыновей женщины шаманят, приближая смерть Гитлеру; выступают концертные бригады; люди влюбляются… А главное – война наконец-то заканчивается победой, и Ольмес возвращается домой. Каково же удивление мальчишек, когда их отец оказывается под стать деда – щуплым и невысоким, нисколько не похожим на Ольмеса с фотографий и из рассказов. Только его победа в кокпаре над Ануаром, верзилой и местным вором, заставляет детей вновь поверить и в реальную силу отца, и в силу его духа.

Эпизоды, из которых складывается фильм, сняты в нарочито наивно-повествовательной, иллюстративной манере. Здесь воссоздана мягкая ироничность рассказа человека, воспоминания которого сохранили полусказочную атмосферу воздуха детства. Как изображения на старых пожелтевших фотографиях – что-то видно четко, что-то приходится домысливать по воображению и по не очень надежной памяти. 

Следы уходят за горизонт

 Странные и труднообъяснимые ассоциации приходят порой при просмотре фильмов. Картина «Следы уходят за горизонт» (1964 г.), режиссера Мажита Бегалина по сценарию Акима Тарази, напомнила мне характер вполне определенного человека. Бывают такие люди – тихие и мудрые, честные, с врожденным чувством такта. Они подобны спокойной глади озера, прозрачного и чистого. Рядом с ними чувствуешь себя комфортно. Общение с ними предрасполагает к созерцанию и медитации. Быть может, не самое корректное сравнение, но дело здесь, наверное, в таком качестве картины, как удивительная соразмерность ее внутренней органики. «Следы уходят за горизонт» - самый стильный казахский фильм прошлого столетия.

В нем есть правда жизни. Не столько бытовая, сколько одухотворенная, поэтичная. И в том видится настоящий парадокс, потому что фильм имеет посвящение чабанам Казахстана и рассказывает о тяжелом труде животноводов. Герои картины заняты рутинной работой – выгребают и складывают кизяк, в стужи и бураны пасут отары, принимают окот. Казалось бы, ничего, располагающего к возвышенному.

Персонажи фильма нисколько ни пафосны. Наоборот, подчеркнуто замкнутые и немногословные, они словно стараются слиться с окружающей средой.

Сейчас трудно представить, как воспринималась такая лаконичная и суровая стилистика ленты на фоне только что отгремевших (в прямом смысле этого слова) картин 50-х годов: шумных, переполненных заливистым смехом; с персонажами, которые двигались подобно заведенным механизмам и излучали немыслимые потоки трудового энтузиазма. В этом же фильме удалось создать атмосферу сакральной тишины. Она присутствует и в опрятных совхозных домах, и в скромном чабанском жилище, и, кажется, объяла собой весь мир. «Жизнь состоит из соблюдения простых, элементарных законов, - будто говорят нас создатели фильма, - они предопределены трудом, соблюдением нравственных ценностей, ритуалов».

Лента имеет очень четкую внутреннюю конструкцию. Создатели фильма и не скрывают ее составляющих. Характерным приемом, который используется в фильме для акцентирования ключевых поворотов сюжета, являются съемки с высокой точки, когда в объективе камеры оказывается фигура одинокого человека. Люди нечасто могут увидеть себя такими. Такими мы выглядим, очевидно, когда на нас смотрят экзистенциальные обитатели небес. Сцены переезда на горное пастбище и возвращения в поселок сняты с художественными изысками, создающими своеобразную рамку внутри картины. Туда караван идет по мерзлой земле, обратно – по цветущим лугам. – Завершился еще один жизненный цикл.

Актерский ансамбль в фильме подобран идеально. Фарида Шарипова в роли Жаухаз полна внутренней силы, драматизма и в то же время тонкой восточной непроявленности, сдержанности. Совершенно изумителен Турар, муж Жаухаз, в исполнении Асанали Ашимова. Для многих эта роль известнейшего казахского актера станет настоящим открытием. Его амплуа обычно ассоциируется с благородными персонажами, белой костью. Причем закрепившемуся за актером образу положительного героя нисколько не мешают исполненные им характерные роли: ни коварство Бекежана в «Кыз Жибек», ни наигранное простодушие чекиста в «Транссибирском экспрессе». Допустим, в «Транссибирском экспрессе» зритель наверняка знал, что на самом деле герой Ашимова умен, смел, мужественен, а его откровенная и глуповатая экстравагантность есть всего лишь необходимое условие выполняемого им серьезного задания. Но в «Следах…» все по правде! И это сыграно Ашимовым так талантливо, как редко кому удается – только большим актерам.  А в начале 60-х он был к тому же очень молод. Турар заторможен, косноязычен, очень убедителен в своей обывательской ограниченности. Наверное, жить рядом с таким человеком и впрямь невмоготу. Жаухаз уходит от него. Куда? – Можно только догадываться. Финал открытый.

По своему жанру «Следы…» - мелодрама с намечающимся любовным треугольником. Молодая женщина разочаровывается в своем муже, поскольку он совершает неблаговидный поступок. Турар оставляет своего напарника в буран, обрезав связывавших их аркан. Сделав это, он разрывает и тонкие нити, связывающие его собственную семью. Прекрасный образный троп.

Есть ли в истории казахского кинематографа что-нибудь похожее на «Следы уходят за горизонт» по чистоте художественной интонации? – Думаю, что нет. 

Шок и Шер

Название этого фильма у всех на слуху, и никто, конечно же, не задумывается, а как на самом деле зовут героев этого фильма. «Шок и Шер» - это все равно, что «Чук и Гек». О чем шла речь в этом рассказе советского писателя Гайдара, вспомнить практически невозможно. Но он воспринимается советскими поколениями как один из непременных атрибутов октябрятского детства.

Картина Кано Касымбекова по сценарию Сатыбалды Нарымбетова, пересказ сюжета которой займет всего несколько строк, на самом деле есть прекрасная идиллия о стране детства, где всегда цветут душистые травы, светит солнце, и все время посвящено играм и общению с природой. Дети, живущие на лоне изумительных казахстанских пейзажей, ценящие дружбу и верность – герои этой ленты.

«Шок и Шер» - картина одного актера, при этом не имеет значения, что главному ее герою – всего лет семь – восемь. На мой взгляд, весь фильм и держится на маленьком Галимжане; он настолько артистичен и обаятелен, что полностью завоевывает и зрительское внимание, и зрительские симпатии. Шустрый и любознательный, наделенный всеми достоинствами и сложностями своего возраста, он словно задает особый, очень точный камертон этому фильму.

Между прочим, в 70-е годы, когда киностудия «Казахфильм» размещалась в здании нынешней Филармонии, в ее общественные обязанности входило проводить шефскую работу с учащимися нашей школы, которая располагалась через дорогу. В советские времена кто-то всегда брал над кем-нибудь подобное шефство. Кому-нибудь, может быть, повезло больше – но у нас наши шефы появились только однажды. Зато они пригласили нас на сеанс в Дом кино и показали именно этот фильм – «Шока и Шера». Мы, тогда ровесники героев картины, много смеялись, искренне сопереживали происходящему на экране, а потом долго аплодировали. По окончании сеанса никому не хотелось расходиться. Киноработники, тронутые таким неподдельным интересом, попытались показать нам еще одну картину, однако по неким техническим причинам этого сделать не удалось. Прощаясь, они пообещали впредь встречаться с нами чаще и, наверное, занятые своими творческими проблемами, вскоре забыли об этом. 

Мораль сего лирического отступления такова. Если мы хотим, чтобы у отечественных картин был свой зритель, быть может, стоит задуматься над тем, что нужно приложить хоть минимум усилий для его воспитания. Что сегодня смотрят наши школьники?

Абай

 Судьба этой картины, насколько я сейчас понимаю, оказалась очень непростой. Долгие годы она была окружена стеной молчания. О ней, если и говорили, то неохотно и мало. «Датское, конъюнктурное кино», - гласил общий приговор. Опыт этого фильма считался показательно нарицательным. Многие казахские  кинематографисты высокомерно консолидировались в мнении: «Снимать фильмы, подобные «Абаю», мы не будем».

Что же на самом деле произошло в «датском королевстве»?

Почему напоенный поэзией, бережно, с огромным пиететом воссоздающий дух абаевских строчек фильм, каким является «Абай», оставил нас равнодушными?

Ведь Амиркулову удалось в «Абае» сделать то, что случается крайне редко – выстроить реальный диалог далеких друг от друга по времени эпох и поколений. Это настоящая творческая удача для лент историко-биографического жанра. Хотя принцип такого диалога довольно прост – необходимо понять внутренний мир поэта как свой, разделить его боль и переживания, выразить свое отношение к герою – совершенно непонятно, как к этому прийти. К искомой цели у каждого художника – свой особый путь, который можно рассмотреть, изучить, попытаться вникнуть, из чего он складывается, но нельзя вновь воспроизвести, поскольку он является результатом личного духовного опыта, прозрения и потому неповторим, индивидуален.

«Абай» - фильм, созданный по государственному заказу и приуроченный к 150-летию Абая Кунанбаева, получился не конъюнктурным и пафосным (как, видимо, ожидали), а программно авторским, если иметь в виду под этим очевидное превалирование в картине личной интонации. Берусь также высказать предположение, что активное неприятие и непонимание картины Амиркулова было обусловлено тем, что она разрушала привычные стереотипы национального восприятия жизни как исключительно мировой драмы, полной безысходного трагизма. «Абай» предлагал его новую парадигму – оптимистическую, жизнеутверждающую, обнаруживающуюся не столько в сюжетной канве фильма, перипетии которой были априори известны всем, сколько возникающую из самой поэтики фильма. «Абай», безусловно, является одной из самых стилистически изысканных картин, утверждающих красоту казахского космоса. И в том создатели ленты, наверное, отдавали дань светоносному поэтическому гению Абая. 

 «Абай» - фильм, в котором жизнь представлена как великое таинство, еще не растерявшая своих изначальных сакральных смыслов. Это – мир, увиденный глазами молодого человека, душа которого пока открыта и восприимчива совершенству бытия. Дистанция любования -  бережная,  целомудренная,  трепетная -  является определяющей для поэтики этой художественной ленты. Поэтому просторная степь, всадники, аул или одинокая заснеженная юрта, виднеющаяся вдали, прекрасны,  как в дни первотворения…

Смотреть на «Абая» «казахскими глазами» значит ясно различать очертания авторской концепции фильма. Хотя сценарий к картине был написан по мотивам романа Мухтара Ауэзова «Путь Абая», он воссоздает только его  сюжетную канву, выводя на первый план фигуру Кунанбая  и тем самым существенно изменяя соотношение главных героев. В день закладки первого камня мечети, совпавшего с возвращением Абая,  при стечении всего народа семья собирается вместе.  Кунанбай и три его сына – Такежан, Абай и Оспан, представляющие  три пути следования отцовской воли. 

«Абай» - фильм красивый, зрелищный, обращенный к душе каждого из нас, поскольку сама личность Абая есть средоточие казахского духа.

Cтатьи были опубликованы на сайте www.goldkino.kz. В 2006 году при поддержке БТА был осуществлен проект «Золотая коллекция казахского кино», в результате которого были реставрированы и переведены на современные носители 30 казахских фильмов. Для специально созданного сайта www.goldkino.kz  былo написано 18 статей - обзоров кинокартин. 

 

Городская среда

Новые публикации на сайте

Сайт Зиры Наурзбаевой Отукен

Институт языкознания

Статистика посещений

761512
Сегодня
Вся статистика
346
761512

Счетчик joomla
| Joomla