"Қазақ қазақпен  қазақша сөйлессін". Н.Ә.Назарбаев

 

ТВ в контексте государственной языковой политики

Автор 

 


1. Уроки «шалаказахского»

О том, что знание языков сегодня – выгодно во всех отношениях, известно каждому. Другое дело – не все обладают ярко выраженными лингвистическими способностями. В ряде случаев имеют значение внешние факторы, например, методы проведения государственной языковой политики в той или иной стране, которые могут быть жесткими, либеральными или откровенно попустительскими. 

Пример Казахстана, пожалуй, демонстрирует достаточно мягкий, но последовательный путь достижения поставленных в этой сфере целей, дающий гражданам время и возможности адаптироваться к новым реалиям. Одним из наиболее действенных каналов реализации государственной языковой политики, в силу его доступности, привычности и распространенности, видится телевидение. Рассмотрим, что предлагает на сегодня в данной связи отечественный ТВ-контент. 

Если кто-то думает, что на фоне немалых проблем в сфере применения государственного языка логично ожидать присутствие в сетке каждого республиканского телеканала обучающих языковых программ – увы, ошибается.

Складывается впечатление, что совсем не озабочены широкой популяризацией казахского языка вещающие на нем телеканалы. Их руководители, очевидно, считают, что качество казахскоязычного эфира само по себе должно пробуждать интерес к изучению государственного языка. 

Пока же достаточно эффективным вкладом крупных телевизионных компаний в решение языковой проблемы признаем снабжение фильмов и программ субтитрами – русскими и казахскими. Их ненавязчивое присутствие является очень хорошим подспорьем в изучении языка, его дальнейшем совершенствовании. 

Справедливости ради стоит отметить, что на ведущих каналах время от времени появлялись и цикловые обучающие, и шоу-программы. Какие-то из них запомнились больше, какие-то – меньше. Но приходится констатировать, что они не привели к формированию особой традиции, не закрепились как специфический и востребованный телевизионный жанр республиканского телевидения. 

Неудивительно поэтому, что «тяжеловесы» отечественного телерынка, «Казахстан» и «Хабар», ныне не стали «заморачиваться» на elementary и переориентировались на другую категорию зрителей. Фокусная аудитория лингвистических программ «Тапқыр достар» и «Сөз мерген» - полноценные носители казахского языка. 

Говоря об общем телевизионном контенте, работающем на языковую политику, нельзя обойти вниманием и факторы, влияние которых можно обозначить как косвенное. Речь идет, в частности, о демонстрации турецких сериалов, которые дублируются закадрово. Улавливаемые слухом диалоги на турецком, относящемся к одной с казахским языковой семье, нет-нет да и напомнят об общем агглютинативном строе тюркской грамматики.

(Понятно, что под имеющими «прямое влияние» в этом контексте подразумевается производство сериалов на казахском языке, с чем наши отечественные телеканалы довольно успешно справляются в последние годы.) 

Обратимся теперь к программам, посвященным реальному положению казахского языка в современном обществе. Таковых тоже немного. Если быть точными – этот жанр представлен единственной передачей городского вещания - «Тіл сақшысы» телеканала «Алматы». 

Интересно, знают ли инициаторы время от времени возникающих дебатов по поводу учреждения института языковой полиции о том, что его функции, в известной степени, уже выполняет эта программа? В ходе рейдов по общественным местам (магазинам, поликлиникам и т.д.) ведущая выявляет многочисленные случаи нарушений законодательства в языковой сфере, напоминает о необходимости соблюдения его элементарных требований. – Вывески, индикация продукции, информационные указатели должны быть представлены на государственном языке, не содержать ошибок. 

Думается, что пользы от «Тіл сақшысы» гораздо больше, чем от многочисленных ток-шоу, которые время от времени возвращаются к эмоциональному обсуждению языковой ситуации в Казахстане. Если бы каждый из республиканских телеканалов взял на себя обязательство иметь подобную рубрику (хотя бы в программах утреннего блока) – досадных ошибок при написании текстов на казахском языке в наших городах стало бы меньше, а знание нашими соотечественниками законов своей страны улучшилось бы. 

Поскольку изучение государственного языка актуально, совсем обойти его вниманием нельзя. Республиканские каналы так или иначе откликаются на эту проблему – предлагая решения то формальные, то, напротив, достаточно спорные, экстравагантные. 

Так, в нашем эфире есть пример короткой межпрограммной заставки, цель которой привлечь внимание зрительской аудитории к изучению языка. – Это продукт «31 канала» «Менің тілім», предлагающий переводы некоторого количества казахских слов ежедневно. Быть может, выучить язык таким способом и нельзя, но зато этот очень простой по замыслу «межпрограммник» не вызывает никаких претензий в части адекватности идеи, чего нельзя сказать об одной из программ музыкального канала «Xit TV». – Вместе обсуждая что-либо, каждая из ведущих в ней говорит на своем языке. Понять их диалоги, конечно же, может только человек, владеющий и русским, и казахским. Зрелище, скажем, довольно спорное, хотя, возможно, создатели программы руководствовались лучшими побуждениями. 

Думается, необходимо совершенно четко представлять себе черту, которая разделяет уважительное и пренебрежительное отношение к родному языку. 

Так, нарастающие процесс креолизации казахского языка, создание некого новояза из смеси казахских и русских слов, были прекрасно обыграны в «Нашей казаше». Казалось бы, смеясь над нелепостями «шалаказахского» языка, можно было бы навсегда избавиться от желания говорить на нем. Между тем, казахстанский телеэфир свидетельствует об обратном. Кажется, «шалаказахский» становится официальным языком программы «Хабара» - «Саз әлемі» Ее ведущая Баян Есентаева использует его и в своих телевизионных интервью (например, в программе «Жарайсың» на «Ел арне»). 

Понятно, что трудно объединить в рамках одной программы людей, говорящих на разных языках. Но с технической точки зрения это проблема, которая решается элементарно, если обратиться к помощи субтитров, закадрового перевода, как это делается обычно на «Казахстане». Вряд ли стоит однако начинать говорить на казахском, а потом, не умея выразить свои мысли, тут же переходить на русский. И того «круче» – мешать в одном предложении русские подлежащие и казахские сказуемые, или наоборот, что, впрочем, не меняет фарсовой сути ситуации. 

Таков обзор программ и тенденций республиканского эфира, имеющих отношение к реализации государственной языковой политики. Еще одним важным его проводником является государственный заказ на производство и размещение телепродукции. В прошедшем году победителем тендера Комитета по языкам Министерства культуры РК стала студия «Гала ТВ», выпустившая две программы - «Учимся, играем с Қуантаем» и «Тiлашар ENTER», которые прошли в эфире телеканала «СТВ» в декабре. Обе программы получились столь интересными, что заслуживают отдельного разговора. 

2. Казахский «enter» = ен + тер 

«Учимся, играем с Қуантаем» - замечательное реалити-шоу, которое смотрится с большим интересом. В его основе - 12 дней, проведенные детьми в казахской группе детского сада. Русскоязычные дети в ходе игр и общения со своими сверстниками обучаются быстро, легко запоминают слова и выражения, говорят без акцента. Собственно, это обычная практика для любого детского коллектива, независимо от того, какому языку хотят научить ребенка. А во множестве детских садов и школ Казахстана подобное «реалити-шоу» проходит пять или шесть дней в неделю. 

Рассмотрим, какой «месседж» обретает такая, довольно привычная для нас ситуация, будучи перенесенной на телевизионный экран. 

Во-первых, эта программа развеивает миф о том, что казахский язык очень сложен. Представленный здесь метод погружения в языковую среду дает прекрасные результаты. Во-вторых, при просмотре 12 серий шоу зрители также могут без особого труда и усилий выучить целый ряд казахских слов и выражений. Наконец, глядя на маленьких участников проекта, понимаешь, что между ними, несмотря на степень владения государственным языком, есть очень много общего. Это - дети одной страны, объединенные общей ментальностью, воспитанием, целями.

Создатели программы утверждают, что «Учимся, играем с Қуантаем» - первое реалити-шоу такого рода. Скорее всего, так оно и есть. Думается, полезно запустить новый проект, в котором можно было бы проследить успехи детей в изучении казахского языка на протяжении более длительного времени. Но, как уже отмечалось, идея, положенная в основу этого шоу, не может претендовать ни на новизну, ни на особую оригинальность, поскольку она отражает становящиеся все более обыденными жизненные реалии. Кроме того, и в детских телевизионных передачах, и в новостях довольно часто показывают такие сюжеты.

Гораздо реже приходится слышать о людях, которые овладели казахским языком, уже став взрослыми. Вот где настоящая целина и нехоженые тропы, вот где можно приобрести славу первопроходца! 

«Тілашар ENTER», вторая программа «Гала ТВ», снятая в форме публичных лекций, представляет собой новый жанр отечественного телеэфира. В кадре – только лектор и его слушатели. Интрига передачи состоит в том, насколько успешным станет диалог между ними. 

В контексте же сложной, многосоставной, многофакторной, еще недостаточно структурированной казахстанской языковой проблемы «Тілашар ENTER» может рассматриваться, ни много – ни мало, как знаковая программа. И оснований для того – несколько. 

В первую очередь, «Тілашар ENTER» демонстрирует высокую степень лояльности к государственной языковой политике в среде современной казахстанской элиты. В своих интервью пришедшие на лекции видные, медийные лица нашей республики, люди разных возрастов, профессий, говорят о своем искреннем желании знать казахский язык. При этом приводится множество мотивационных факторов – он необходим сегодня для работы, более комфортного общения, успешной карьеры, самоидентификации и т.д. 

Вместе с тем, сам факт обращения к известному российскому лингвисту в надежде получить работающую методику показывает, что идет постоянный процесс поиска наиболее эффективных путей обучения государственному языку. 

То есть, налицо ситуация, в которой обе стороны (и государство, и его граждане) заинтересованы в том, чтобы достичь необходимых результатов. 

Итак, чем стали для казахстанских слушателей лекции Дмитрия Петрова? 

Это имя сегодня чрезвычайно популярно в российском медиа-пространстве. Конечно, у россиян нет проблем, связанных со знанием и функционированием в обществе государственного языка. Однако, для них, как и для нас, подтверждая общность мировых тенденций, актуально обучение английскому. Казахстанцы, нужно заметить, сделали в этом направлении перспективный шаг, признав знание английского в качестве приоритетной задачи в рамках культурного проекта «Триединство языков». 

Особую известность Дмитрию Петрову принесло реалити-шоу «Полиглот» на российском канале «Культура», в котором он обучает английскому, используя свою оригинальную методику. Основные ее положения он применяет и в изучении казахского.

Наблюдая за этим процессом, мы получаем прекрасный шанс еще раз убедиться в истинности того факта, что язык языку – рознь вовсе не из-за экзотичности, грамматических и орфоэпических особенностей, а из-за суммы разнообразных факторов, которые образуют обширный культурный контекст их бытования. Присмотримся к этому явлению повнимательнее, поскольку в наших интересах – понять, каковы упущенные возможности в широкой популяризации государственного языка на сегодня. 

Обычно наиболее полезным при изучении того или иного языка считается пребывание в стране, где проживают его носители, поскольку именно здесь на нем общаются, вещают СМИ и т.д. Случай с Петровым опровергает данную аксиому: иностранец изучает казахский язык с единственной целью – приехать в Казахстан и обучить ему местное население. Причем, этому самому местному населению такое положение дел не кажется ни странным, ни особенным. На Петрова уповают: «Может, поможет, подскажет, научит?» – И действительно, Петров сполна оправдывает возлагаемые на него надежды!!! 

Основный результат использования методики российского лингвиста у нас видится в том, что он разрушает застарелые стереотипы в отношении казахского языка. Не будучи отягощенным самыми разнообразными предубеждениями, сложившимися в языковой сфере в Казахстане, он выступает в своеобразной роли третейского судьи, позволяя взглянуть на ситуацию со стороны. В ходе своих лекций, рассуждая о тех или иных особенностях казахского языка, выявляя присущие ему грамматические закономерности, делясь интересными наблюдениями о состоянии дел в этой области, Петров, на самом деле, проделывает очень важную работу. – Он показывает, что казахский является лингвистической единицей, одним из множества существующих ныне языков, для изучения которого требуется стандартный набор средств и личностных усилий. 

Представляется, что констатация таких прописных истин может помочь устранить многие «блоки», препятствующие полноценному обучению казахскому языку, поскольку нерешенность этой проблемы во многом обусловлена тем, что ее параметры изрядно смещены в область социального функционирования.

Взгляд со стороны позволяет сделать множество интересных наблюдений. В частности, Петров отмечает, что носителям казахского стоило бы быть, как он говорит, более доброжелательными к тем, кто только начинает изучать язык, поощряя таким образом их старания. Он приводит в пример англичан, которые терпимо относятся к распространенности в мире так называемого «плохого английского». 

Если казахи замечают, что собеседник плохо говорит на казахском, они тут же переходят на русский, отмечает Петров.

Думается, что объяснений тому – несколько, и самое очевидное из них состоит в том, что большая часть населения хорошо владеет русским языком (часто – в ущерб казахскому). Наряду с этим, возможно, имеет место и проявление своего рода лингвистического перфекционизма, который еще недавно определял генеральную, основополагающую специфику казахской культуры. Казахи очень высоко ценили искусство слова, красноречие здесь было возведено в культ. Говорить на казахском всегда значило изъясняться с особым изыском…

Так, констатируя привлекшие внимание факты, Петров создает площадку для диалога, который позволяет порой по-новому осмыслить проблемы, существующие в языковой сфере.

Наконец, подчеркнем, что разработка Дмитрием Петровым методики эффективного изучения казахского языка вызывает большое уважение как деятельность представителя российской гуманитарной и научной традиции, с которой Казахстан исторически связывают самые тесные узы. 

Возвращаясь же к предмету данной статьи, следует признать, что телевидение вносит свою лепту в решение вопроса полноценного функционирования государственного языка. Созданные в рамках государственного заказа программы «Учимся, играем с Қуантаем» и «Тілашар ENTER» стали, без сомнения, значимыми явлениями казахстанского эфира. 

К слову, в интересах тех, кто выступает противником использования в названиях программ слов из разных языков, предлагаем и «ENTER» считать казахским, тем более, что общий смысл словосочетания от этого не изменится ни на йоту. Казахский глагол «ену» имеет то же значение, что и английский «enter» - входить, проникать. Если же позволить разобрать «enter» на казахские части, и вовсе выйдет то ли нравоучительная сентенция, то ли шарада. - Изучая язык, необходимо «войти» в него, «собрать, выбрать» («теру») необходимое и, конечно же, пролить немало пота («тер»). 

Что же, добро пожаловать!

Опубликовано 15.05.2012 года   http://www.dialog.kz/?lan=ru&id=95&pub=2953
Опубликовано с сокращениями в журнале "Телерадио", 2012, №2 

 

Городская среда

Новые публикации на сайте

Сайт Зиры Наурзбаевой Отукен

Институт языкознания

Статистика посещений

720271
Сегодня
Вся статистика
742
720271

Счетчик joomla
| Joomla