"Қазақ қазақпен  қазақша сөйлессін". Н.Ә.Назарбаев

 

Что порождает сон отечественной социологии

Автор 

Говорят, что положение дел в отечественной социологии обстоит лучше, чем в иных гуманитарных сферах. Быть может, это и так. Во всяком случае, один из ведущих профильных институтов имел хорошие показатели в международном рейтинге.

Между тем, знания, наработанные специалистами этой отрасли гуманитарной науки,  не представлены, сколько-нибудь доступно и широко, в публичном поле. Здесь правит бал публицистика, живописующая самые разнообразные и причудливые картины нашего социального бытия, щедро расцвеченные индивидуальностью авторского пера  и основанные, главным образом, на собственном жизненном опыте.

Популярные инструменты социологии

Не отрицая того, что именно ярко выраженная субъективность, а также живость, естественность реакции на явления и события, и составляют основную ценность, привлекательность современной отечественной публицистики, рассмотрим, всегда ли ее положения соответствуют реальности. – Наибольшие возражения вызывает толкование нашими авторами понятий «архаика и современность», «урбанизация и проблемы казахского аула». Представляется, что некорректность их трактовок проистекает из изначально ошибочного представления о сопутствующем им  контексте.

Архаика в роли «бабайки»

Так, нетрудно заметить, что роль «архаичного» в казахстанской публицистике отводится, как правило, ценностям и установкам, имеющим национальную окраску и происхождение (или им приписываемым). В то время как номинация «современного», напротив, лишена таких же явных, четко обозначенных характеристик и привязок.
Проблемы современного политического процесса в стране в рамках «современное – архаичное» обычно не рассматриваются; равно как и не всякий решается открыто отстаивать статус ряда новейших либеральных западных ценностей в качестве «современных и актуальных».
Поэтому, при ближайшем рассмотрении, оказывается, что понятие «архаика» в текстах отечественных публицистов позиционируется как некая темная и деструктивная область бытия, ответственная за все негативные проявления социума. Само же «современное», повторюсь, не имеет собственных характеристик, кроме как оппозиционности по отношению к некому порицаемому архаичному «бабайке».
Получается, авторы, постоянно эксплуатирующие образ «архаики», сами ничем не отличаются от древних пращуров, объясняющих все сколько-нибудь сложные и неоднозначные проявления действительности влиянием демонических сил.

В каких случаях пользуются мифом об архаичном сознании

Так уж повелось -  все, что было упущено и  не вошло в поле зрения при анализе той или иной конкретной ситуации, списывается на некую всеобъемлющую, непостижимую, но от того, по общему согласию, ничуть не менее убедительную «архаику».
В темные воды «архаики» никто не вглядывается, так как они были придуманы для того, чтобы служить определенным целям.
Как уже указывалось, в них удобно «прятать концы», чтобы не утруждаться тщательным и многоуровневым исследованием проблемы. Зачем искать объективные причины возникновения тревожных социальных тенденций, если их, «общим списком», можно легко списать на … неизжитое и якобы благополучно здравствующее по сей день «архаичное» сознание?!
Во-вторых, из них научились выуживать, на потеху публике, разные типы массовых развлечений, вроде неумных пародий на «уятмена».
В-третьих, миф о казахской «архаике» стал идейной платформой, на которой процветает  практика казахской сегрегации, весьма популярной у национальных нигилистов.
Поэтому всякий раз, как только в текстах отечественных публицистов (а среди них  порой встречаются и профессиональные социологи) будут замечены жалобы на «архаику» и «архаичное», их необходимо отнести к одному из приведенных выше трех способов спекуляций на «беспроигрышной», но ненаучной и, судя по всем признакам, демонизированной, теме.

Но песня - о другом

Однако наблюдающаяся путаница с актуализацией темы «национальной архаики» (которую широко, «на каждом шагу», презентуют в качестве главного препятствия современному общественному прогрессу) интересна даже не столько сама по себе, сколько как показатель процессов неизбежной  маргинализации общества, теряющего свой национальный язык.
Положение о том, что общества, не способные позаботиться о том, чтобы, в первую очередь, восстановить собственное языковое пространство, будут образцовыми аутсайдерами и во всех других сферах, может объяснить многие острые проблемы, стоящие перед современным казахстанским обществом.
Сам факт того, что казахский язык сегодня находится в зоне риска, однозначно свидетельствует об истощении ментальных ресурсов нации. Об отсутствии представительных сил, способных взять на себя ответственность за его судьбу; равно как и об отсутствии сколько-нибудь адекватных представлений о закономерностях развития общества, реальных проблемах его современной социальной стратификации и т.д., которые были бы достоянием элит и масс.
(Как указывалось, популярные ныне методы борьбы с казахской «архаикой» не особо отличаются от шаманских плясок у костра. Но гораздо более тревожным является то, что сей факт очевиден не для всех.)
Пользуясь тем, что и данный текст не является строго научным, напомню о художественном образе, который наиболее точно описывает содержание такого явления. Речь идет о манкуртах Чингиса Айтматова. – Суть манкуртизации состоит в процессе саморазрушения. Похоже, данный процесс реализуется посредством абсолютизации ошибок,  при которой постоянно выбирается наиболее вредный для собственной природы вариант развития. (Как тут не вспомнить о концепции трехъязычного образования.) Фатальное проявляется через, так сказать, сбой системы координат, не позволяющий увидеть реальные очертания ситуации.

Клич пионера

Конечно, я нисколько не претендую на то, что берусь восстановить четкость утерянного фокуса. Я лишь предлагаю рассмотреть ситуацию с другой точки зрения.
Представляется, что критику «казахской архаики» постоянно инициирует, что называется, «до мозга костей советский гражданин», который более всего заинтересован в устойчивости и максимальной пролонгации «советской системы».
Неудивительно, что при рассмотрении позиции «архаичное – современное» так и не удавалось обозначить контуры «современного». Объяснение состоит, скорее всего, в том, что «современным» у нас, по умолчанию, продолжает оставаться «советское».
Если же, в качестве следующего шага, примерить к популярным ныне в отечественной публицистике «шаманским пляскам у костра» советскую идеологию, то придется срочно поменять исторические декорации – и представить себе, быть может, тот же костер, но теперь уже в окружении пионеров-ленинцев.
В дальнейшем «пазлы» складываются гораздо легче, воспроизводя достоверную картинку современных нравов.

Об истинной архаике

Борьба с национальной «архаикой»,  которая развернута в отечественной публицистике, последовательно продолжает традиции советской культурной революции. Она строится на неразборчивой и тотальной критике национального, в целях дискредитации ее потенциала для развития общества, и нацелена на сохранение в неизменном виде существующего положения вещей, стагнацию.
Для того, чтобы выйти из этого бесперспективного и замкнутого круга, важно воспринимать окружающую реальность без привычных советских шор и стереотипов. Научиться выявлять, «идентифицировать» признаки устойчивого советского мировоззрения, которые и являются, в контексте задач создания независимого государства, настоящей архаикой. 

(продолжении следует)

Городская среда

Новые публикации на сайте

Сайт Зиры Наурзбаевой Отукен

Институт языкознания

Статистика посещений

720322
Сегодня
Вся статистика
793
720322

Счетчик joomla
| Joomla