"Қазақ қазақпен  қазақша сөйлессін". Н.Ә.Назарбаев

 

Английский для Казахстана: технократическая утопия постколониальной страны

Автор 

Можно ли решить проблему незнания казахского языка засчет форсированного и повсеместного внедрения английского языка, как это ныне предлагает сделать отечественный МОН?
Каким видит министр Сагадиев языковое будущее Казахстана?
Как в стране, национальный язык которой, до обретения независимости четверть века назад, был на грани уничтожения, и население которой до сих пор не может решить проблему полноценного функционирования государственного языка, могли возникнуть столь радикальные лингвистические тренды? (Или, быть может, их появление было закономерным и ожидаемым?) Не уничтожат ли они и без того не особо укоренившиеся завоевания языковой политики, нацеленной на поддержку казахского языка?
Попробуем разобраться в этих вопросах.

Вчерашняя утопия – нынешняя реальность

В выступлении экономиста и бизнесмена Ерлана Сагадиева, сделанном им в 2013 году, еще до вступления в должность министра МОН и проведения масштабных образовательных реформ в Казахстане, представлены все положения, ставшие ныне идейной основой концепции трехъязычного образования (https://www.youtube.com/watch?v=egi3bPp3CCM).
До сих пор вспоминают, что эта лекция, посвященная развитию языков, имела большой успех.
Но что рассказал лектор о языках? – Он констатировал приоритет распространения научной информации на английском языке и призвал родителей обучать ему своих детей. Ноу хау будущего министра заключалось в представлении о том, что единственным путем вхождения страны в 30-ку конкурентоспособных наций является тотальная англофония и перевод обучения естественных наук на английский язык. То есть, чтение населением страны в оригинале научной литературы, издающейся на английском языке, по мнению Сагадиева, должно было стать главным гарантом социально-экономического процветания Казахстана.
Никто не мог предположить, что озвученные идеи (казавшиеся тогда, перефразируя классика, плодами учености ума страстного, но странного) начнут претворяться в действительность уже в скором времени!
Так о чем говорил Сагадиев? – Предложения, высказанные им на площадке TEDхAlmaty, объективно могут быть классифицированы как тип технократических утопий,  основанных на англофонии в условиях глобализации.
Их главная особенность состоит в абсолютизации важности технических знаний для общества при полном забвении его социо-культурных реалий, исторического контекста. Технократический утопизм идей Сагадиева игонорирует место и основополагающее значение в жизни любого общества культурного фактора.
Вообще, изначально концепция Сагадиева строится на идее разделения образования и культуры («культурного воспитания», по характеристике лектора), подчиненной, в свою очередь,  задаче обогащения, зарабатывания денег.
Казахская культура, в его представлении, сродни, кажется, неактуальному музейному экспонату. По словам Сагадиева: «Культура становится чистым знанием. Ты знаешь свою культуру, но ты ее не практикуешь». 

Что значит «не практиковать свою культуру»?

Культура – это мета-система, которая определяет жизнь обществ. «Не практиковать свою культуру» означает лишь то, что человек избирает для себя новые культурные обстоятельства. Глобализация диктует народам выбор в пользу англофонии. Но является ли этот выбор единственным?
В лекции Сагадиева было много уязвимых мест. В частности, его мнение о том, что «ни одна нация не уникальна, когда она идет по дороге социальной модернизации», не соответствует, к примеру,  современному развитию и опыту Китая и Японии.
Да и сам Казахстан, похоже, уже в скором времени может продемонстрировать беспрецедентный (нигде ранее не встречавшийся) вариант модернизации, которая всецело базируется на том, чтобы «не практиковать свою культуру».
Разве не очевидно: тезисы о том, что де «культура становится чистым знанием», «знать, но не практиковать свою культуру» - могли возникнуть только в стране, подвергнувшейся  жесточайшей аккультурации, в результате которой национальная культура и национальный язык оказались вытеснены на далекую периферию социальных потребностей, довольствуясь скромным местом формального присутствия в жизни общества.
Судя по всему, новейшая казахстанская технократическая утопия является продуктом нашего непреодоленного колониального сознания.   

Причины побед технократических утопий в Казахстане

Дискуссии по внедрению трехъязычия в казхстанских школах продолжаются и по сей день. Общественные деятели предлагают организовать более качественное и детальное обсуждение данной образовательной реформы.
Поскольку в современном Казахстане влияние культурных элит практически сведено на нет, а гуманитарные науки не занимаются актуальными социальными проблемами, есть опасность того, что такие дискуссии вновь обойдут вниманием постколониальный контекст возникновения и успеха технократических утопий в нашей стране. Между тем, не прояснив истоки отечественного технократизма, нельзя рассчитывать на то, что их необоснованность, равно как и наносимый ими вред, будут аргументировано доказаны.
Для полноты картины обратимся к другим (не столь радикальным) проявлениям популярного ныне технократического мышления. 

К примеру, позиции доктора математических наук, академика НАН РК Аскара Джумадильдаева, который именует себя «технократом» (http://www.baiterek.kz/node/1540).
Справедливо связывая успешность Казахстана с появлением выдающихся отечественных ученых и их открытий, он, тем не менее, считает, что основной проблемой современного казахстанского общества является количественный «перевес» в пользу гуманитариев, современной национальной элиты, которая не может предложить пути выхода из кризиса.  «Сейчас для выживания нации надо, чтобы технократическое начало преобладало», - считает Джумадильдаев.
В политологии схожие по происхождению технократические позиции проявляются в устойчивости стереотипов, корректность которых не подтверждается. К примеру, многие политологи (а вслед за ними и журналисты) много пишут об отставании и низком качестве отечественного образования на государственном языке. (Известный политолог Д.Сатпаев о разном качестве образования на русском и казахском языках https://forbes.kz/process/education/kazahstanskaya_teoriya_zagovora_protiv_obrazovannyih_lyudey.)
Так общая атмосфера недоверия национальному языку, образованию, культуре (в том числе, современному культурному полю Казахстана) и стали той самой основой, на которой произросло явление отечественного технократизма, наиболее агрессивные проявления которого совпадают с содержанием национального нигилизма.
Отметим также, что, несмотря на принципиальную разницу взглядов Сагадиева и Джумадильдаева, они обнаруживают известное сходство подходов при выстраивании, скажем, некой умозрительной линейки «прошлое – настоящее – будущее». Их представления о национальной культуре непременно оказываются в области прошлого (у Сагадиева, конечно, в гораздо большей степени, чем у Джумадильдаева) и не связываются с настоящим, не говоря о будущем.
Между тем, для гуманитариев подобной дилеммы не существует, поскольку их взгляды гораздо более универсальны. Актуализация ценностей национальной культуры в прошлом, настоящем и будущем – это разные формы общественного диалога в попытке обозначить контуры своей самоидентификации. Национальный нигилизм с этой точки зрения выступает формой отказа от такого диалога.   

Гуманитарный кризис и альтернативная концепция

Расцвет отечественного технократизма и активная реализация технократических утопий являются следствием глубокого кризиса казахстанских гуманитарных институтов, не способных актуализировать и продвигать идеи о преимуществах общественного устройства и политики, опирающихся на прочный историко-культурный фундамент.
Технократы не будут интересоваться тем, как и почему сложились нынешние обстоятельства, словно прошлое – их личный враг. Это – сфера задач отечественной исторической науки, социологии, культурологии.

Технократы – адепты лежащих на поверхности очевидностей, они не склонны различать детали, специфику ситуации, видеть ее потенциал. В этом – особенность гуманитариев.
Гуманитарии могут моделировать процессы и работать на перспективу, технократам уже сегодня нужен желаемый результат любой ценой.
Технократы очарованы новейшим зарубежным консьюмеризмом. Гуманитарии ставят вопросы о том, как воспитать гражданина, способного быть конкурентоспособным в современном мире.
Каждый технократ высокомерно судит о гуманитариях, либо априори списывая их в исторический утиль (как Сагадиев), либо характеризуя их исключительно как слуг отсталой идеологии (как Джумадильдаев). Гуманитарии же прекрасно отдают себе отчет в том, что энергия технократов может принести огромную пользу обществу при условии, если она будет направлена в правильное русло.

Ценность гуманитарного знания состоит в том, что оно задает человеческое измерение любому общественному процессу.
Альтернативная концепция отечественного образования состоит в том, чтобы перевести национальную культуру и национальный язык из сферы (используя терминологию Сагадиева) «чистого знания» в состояние ее «практического использования». То есть, сначала восстановить, рекультивировать, актуализировать поле национальной культуры и национального языка. С тем, чтобы избежать позора вторичной колонизации и состояться как современное  государство.
Все же есть существенная разница в том, чтобы владеть технологиями – и - служить технологиям. 

Гуманитарии Казахстана, объединяйтесь! 

Городская среда

Новые публикации на сайте

Сайт Зиры Наурзбаевой Отукен

Институт языкознания

Статистика посещений

817491
Сегодня
Вся статистика
851
817491

Счетчик joomla
| Joomla